В небольшой альпийской деревеньке Эшенлоэ есть церковь Св. Клемента. А в ней росписи. И сюжет страданий Клемента в каменоломнях занимает среди этих росписей немало места.

Как Корсунь стала сакральным русским городом

Очень хочется рассказать вам печальную повесть о каменоломнях, о рабах и чудесах, о древнем славном городе Корсуни, и как город этот стал исконно русским. Сакральным. Как об этом сказывали древние летописцы и современные борзописцы. А дело было так…

Алтарь в церкви Св. Петра в Мюнхене Выполнен Николаусом Штубером (Nikolaus Gottfried Stuber) и Эгидом Квирином Азамом (Egid Quirin Asam)

Как старый Петер алтарь получил. Альтер Петер, Св. Петер — старейшая церковь в Мюнхене

Мюнхен, как известно, город молодой. Ну, если сравнивать с Иерусалимом, Римом или даже соседним Аугсбургом. Ему всего-то чуть больше 850 лет – пацан, изображающий хиппи и бегающий с длинными волосами. Но тем не менее кое-какая история у него тоже имеется.

Изображение бобра из дворцового «бобрятника». Гравюра на дереве

Как Макс III бобров любил. О вкусной постной пище на столе королей

Давайте для начала разберемся с баварскими правителями. Для лучшего запоминания (по меньшей мере, первых азов и буков) их через одного (ну, через двух) звали Максимилиан. Максимилиан (он же Макс III), о котором пойдет речь, жил во второй половине XVIII века (умер в 1777 году). Для ориентира: в это время в России заправляет делами русская Елизавета Петровна, в Австрии австриячка (не убивайте за неточность—но как по-другому?) Мария Терезия, во Франции—француз Людовик XV, в Великобритании—англичанин Георг II. Я знаю, что национальностей тогда не было, но как мне назвать сопричастность к социуму, которым данные правители руководили? Это как в истории с игроками мюнхенского футбольного клуба. Пока ты в нём играешь—ты баварец, а как только переместился в другое место—сразу иностранец.

Граф Макс Иосиф фон Монжела (1759–1838)

О том, как Макс Иосиф IV стал Максом I (Часть 2)

А дело все в том, что по причине прекращения наследственных прямых связей на горизонте появляется новая фигура—некий Макс Иосиф, свежеиспеченный правитель страны, занятой французами, наследник кучи долгов и друг-товарищ человека по имени Макс Иосиф Монжела. И вся история и закрутится вокруг двух Максов Иосифов, как будто их специально назвали так одинаково, чтобы запутать всех последующих историков.
Что же там происходило? За стенами мощной и самой большой германской городской резиденции? Мы помним, что Леопольдина в сердцах сказала: «Единственное, что меня радует в этом браке, что он будет недолгим, потому как супруг мой скоро умрет!»

«Фуггерай» (заселён в 1521)

От Фуггерай до Борстай — опасность попыток создания рая на земле

О чём я? Исключительно о том, что не надо торопиться в рай при жизни. Во всём нужна умеренность…
В 1521 году появились первые мушкеты—крупнокалиберные ружья, подписавшие окончательный приговор рыцарской коннице. А в Аугсбурге, богатом и вольном, открывается невиданное доселе учреждение, заведение… не знаю, как и сказать.
Стараниями купцов Фуггеров и особенно их усилиями возводится и принимает первых жильцов социальный квартал. Маленькая модель рая на земле, где избранные могли жить в прелестных маленьких домиках, внося за проживание символическую плату в один шиллинг за год.

Мария Леопольдина Австрийская (1776-1848)

О том, как Макс Иосиф IV стал Максом I

1 января 1806 года на улицах Мюнхена было холодно, но празднично-весело. Звучали фанфары, были слышны хлопки выстрелов. Бавария стала королевством. Первые полосы мюнхенских газет сообщали о появлении в столице человека, к которому с этого момента надо было обращаться с гордым титулом «маестет» или «Ваше величество».

Фестский диск — знаменитая загадка археологии

Загадка Фестского диска похожа на историю в духе Индианы Джонса. Обнаруженный итальянским археологом Луиджи Пернье в 1908 году в развалинах минойского дворца в Фесте, диск сделан из обожженной глины и содержит на себе таинственные символы, которые возможно представляют собой неизвестную форму иероглифов.